0e405ce2     

Семенов Юлиан Семенович - Эта Прекрасная Арктика



Ю.Семенов
Эта прекрасная Арктика
Александр Данилович, он же "РП", Горбачев, "Дед", Данилыч, он же
"фанфан-ля-тюлип", прозванный так за умение в пятьдесят с лишним лет быть
юным, подвижным и неутомимым - и в работе и в шутках,- руководитель
полетов, РП на дрейфующей станции "Северный полюс-15". Он высок, красив и
седоус. Его хорошо знают в Арктике и летчики и ученые. Утром в его черной
палатке жужжит электробритва и пахнет одеколоном, а рядом - аэродром,
который прошит двумя дышащими трещинами, и положение, говоря откровенно,
довольно напряженное, и впереди новолуние, а это обязательно новые
торошения льдов. Но порядок есть порядок, и он должен неукоснительно
соблюдаться. Посему Данилыч подтянут и покоряюще элегантен.
Однажды, когда за стенами промерзшей палатки бесновалась пурга,
осторожно поскрипывали многотонные махины льда и все аэродромы на Большой
земле были закрыты, он сказал:
- Вот приеду летом в Феодосию, лягу на теплые камушки возле моря,
позагораю, а день эдак на пятый думаю: "Сейчас бы хоть на полчасика на
полюс..."
Это правда: Арктика, кто хоть раз побывал в ней, становится своего рода
болезнью, Высокой Болезнью.
...Когда основные работы по эвакуации дрейфующей станции "Северный
полюс-13"
были закончены, рядом с тамошним РП И.Кивой остались начальник станции
Сидоров, радист Минин, инженер Зуев, врач Бергман - дожидаться прилета
научного руководства, чтобы сдать ему остаток северополюсовой льдины по
всем правилам.
Один из последних рейсов сюда делал летчик Шеварнов, а в кресле второго
пилота сидел командир эскадрильи Журавлев. Рождения Евгений Журавлев -
1937 года, того самого года, когда теперешний начальник полярной авиации
Герой Советского Союза М.И.Шевелев вывозил на льдину папанинцев.
Шеварнов вел машину на СП-13 впервые. Журавлев спокойно сидел в кресле
второго пилота, к штурвалу не прикасался и только иногда чуть приподнимал
правую руку:
приподнимет - меньше газа, или качал головой влево - круче закладывать
вираж при развороте. А когда самолет с зимовщиками приземлился на одном из
маленьких ледяных островков и Шеварнов, сняв наушники, спросил: "Какие
будут замечания, командир?", он, тоже снимая наушники, ответил: "Никаких,
по-моему, полный порядок". И сразу вспомнилось: эта профессиональная
интеллигентность в Журавлеве от его учителя, от Героя Советского Союза
Константина Фомича Михаленко. А какие-то черточки, так подкупающие в
Михаленко, я видел у полярного аса Ильи Павловича Мазурука - после войны
Михаленко летал с Мазуруком, а Мазурук, в свою очередь, работал с
О.Ю.Шмидтом.
В этой преемственности традиций, в этой эстафете Арктики - первый
"вирус"
Высокой Болезни...
О Михаленко хочется рассказать побольше. Круг его интересов радует
завидным многообразием. Он пишет сценарии, снимает и монтирует фильмы о
ледовой разведке для Центрального телевидения. Свои рассказы о фронте,
любви, зимовке в Антарктиде сам иллюстрирует. В полет на Северный полюс он
отправляется с авоськой, в которой лежат альбом, краски, растворимый кофе
и книги - путь над океаном долгий, можно успеть прочитать новинки.
Во время отдыха между полетами Михаленко расхаживает в своем синем
спортивном костюме по гостинице, приглядываясь к "типажам", и ласково
упрашивает товарищей попозировать. А после он уходит с мольбертом на лед.
Арктика есть Арктика: она прекрасна и весной, когда лед светится изнутри
сине-голубым, яростно и холодно, а желто-красный диск махонького солнца
упирается оранжевым столбом



Назад