0e405ce2     

Семенова Мария - Мир Волкодава 01



Мария СЕМЕНОВА
ВОЛКОДАВ: ИСТОВИК-КАМЕНЬ
Мой прадед был из тех, кто не сберёг свободы.
Подраненный в бою, пощады запросил
И в доме у врага оставшиеся годы
Прозвание "раба" без ропота носил.
Должно быть, он сперва хранил в душе надежду
Вернуться в прежний мир: "Судьба, не разлучи!.."
...Но вот хозяин дал и пищу, и одежду,
И кров над головой в неласковой ночи.
И больше не пришлось в заботе о насущном
Решать и знать, что жизнь ошибки не простит.
Хозяин всё решит, хозяин знает лучше,
За ним рабу живётся и сыто и в чести.
Свободному закон не очень мягко стелет,
Свободный, он за Правду стоит порой один...
Ну а раба - не тронь! За ним его владелец.
А. провинится раб - ответит господин.
И женщину он даст - супругу не супругу,
Но все ж таки утеху толковому рабу...
...И время потекло по замкнутому кругу,
В котором повелось усматривать Судьбу.
И прадед мой не слал ей горьких поношений,
Не возносил молитву о разрешенье уз.
Ведь право рассуждать, ответственность решений -
Кому-то благодать, кому-то тяжкий груз.
И прежняя свобода - закрытая страница -
Всё более казалась полузабытым сном.
Иною стала жизнь - и мысли об ином...
...А правнукам его свобода и не снится.
1. ПЁСИЙ ВОЙ
Отгорел закат, и полная луна облила. лес зеленоватым мертвенным серебром.
Было тихо, лишь ветер, вечно дующий в этих местах, заставлял вершины сосен еле
слышно шептаться. Ветер дул всегда в одном направлении - с гор. Его так и
называли: "горыч". Отдельно стоявшие, окраинные деревья росли согнутыми в
вечном поклоне этому ветру, с сучьями, вытянутыми в одну сторону, как флаги.
Горыч зарождался высоко, на промороженных ледниках, где горело холодное сизое
солнце и не было места ни зверю, ни человеку. Здесь, внизу, на прожаренной, как
сковородка, равнине, смертоносное дыхание льдов становилось живительно-влажным
и позволяло вырасти лесу. Не худосочному степному кустарнику, проникшему
жилистыми корнями на много саженей сквозь сухие бесплодные недра, а настоящему
лесу!
Темноволосый мальчик, то шагавший, то пытавшийся устало бежать по старой
дороге, пугливо косился по сторонам, и даже отупляющее изнеможение не могло
заставить его смотреть исключительно под ноги. Ему было страшно. Он решился
войти сюда только потому, что остаться одному было ещё страшнее. Случись на то
его воля, он нипочём бы не согласился здесь жить. Другое дело, до сих пор его
согласия спрашивали очень редко. И вряд ли спросят в дальнейшем. Таков был
порядок вещей, предопределённый задолго до его рождения, и оспаривать этот
порядок у мальчика даже мысли не возникало. Но неужели там, где судьба скоро
отведёт ему жить и прислуживать новому господину, тоже не окажется ни полей, ни
степи, ни открытого неба - ничего, кроме этих ужасных деревьев повсюду?..
Мальчика звали Каттай, что на древнем, лишь в книгах оставшемся языке
означало "ремесленник, делающий кирпичи". Там, где он вырос, люди не привыкли к
лесам. Вокруг стольного города Гарната-ката расстилались пастбища, пашни да
виноградники, а между ними - лиственные рощи, видимые на просвет. Леса, которые
можно было пересечь пешком за неполных полдня, считались дремучими чащобами.
Людская молва населяла их хищными страшилищами, которыми пугали не только
детей...
Каттай был мальчиком не из самых отчаянных, а проще говоря - послушным и
робким, и боялся того, чего ему с младенчества ведено было бояться. Но теперь
он видел, что "страшные" леса его родины против здешних были - как игрушечная
лошадка против свирепого б



Назад