0e405ce2     

Семенова Мария - Мир Волкодава 07



Андрей Мартьянов
Эпоха бедствий
(Серия «Мир Волкодава»)
Предварение
Четвертое письмо Эвриха Иллирия Вера, смотрителя анналов
Истории Обитаемого Мира книжного хранилища при тетрархии
города Лаваланги, что в Аррантиаде, к божественному басилевсу
аррантов, Царю-Солнцу Каттону Аврелиаду, ныне благополучно
царствующему
Хвала и слава басилевсу!
Возлюбленный господин мой! По истечении долгих зимних лун,
принесших нашему острову отдохновение от жары. и длинные
вечера, когда человек умудренный может всецело отдаться
страсти книгочейства и собирания знаний, счастлив переслать
тебе в Арр, нашу благословенную столицу, новую часть рукописи
Драйбена из Кешта, тщательно подготовленную мной для твоего
изучения.
О, где вы, времена чудес, бесконечных страданий, пламени,
смерти, вечной и несокрушимой дружбы, благородства и низости,
стремления к разрушению и жажды созидания?! Когда я погружался
в изучение свитков, донесших нашей благополучной и сонной
эпохе тяжелый запах Последней войны, я зачастую начинал
сожалеть о том, что родился не к месту и не ко времени, — моя
душа, мысли и сердце находились там, в пучинах прошлого и
среди дней, когда огни пожаров полыхали ярче солнца, вода
обратилась кровью и низверглись на народы мира тысячи кар,
уготовленных богами и незримой силой, имя которой —
непредсказуемая Судьба. Я видел себя самого, сжимавшего меч,
на Аласорской равнине, стоявшего у руля парусника, несущего
наиглавнейших действователей сей истории к берегам Аррантиады,
мыслеобразно созерцал поднимающиеся к небесной сфере клубы
вулканического пепла, и блазнилисъ моему глазу червоточины
дымов, угольными змеями прорезавших целомудренную
девственность воздушной сини. Однако непредугадательный
случай, стечение нитей Фатума и воля Дарителя Жизни не
позволили Эвриху из Лаваланги покинуть чрево матери две сотни
лет назад, оставив для меня лишь малоинтересное: набрести при
закате жизни на следы величайшей, жуткой, но и стократ
притягательной эпохи, переплетшей в незримую связку
смертоносную черноту Мрака, багровость Равновесия, серебряный
блеск Света и, как следствие, жребии бесчисленных смертных, их
бытие и небытие, кровь, слезы, потери, открытия, радости…
Все сплелось, смешалось, обратилось в невиданный со времен
столетия Черного неба конгломерат, предвосхитивший дальнейшую
поступь истории. Разрушались города, вспыхивали храмы, устои
древних верований колебались, обнажая неспособность богов к
вершению чудес и руководительству над народами; погибала в
пепле старая культура, исчезали навеки богатейшие сокровища
мысли и духа, обращался прахом тысячелетний уклад. Казалось,
все гибнет, полыхает, стирается и растворяется в ядовитой
кислоте Последней войны, в безумии, порожденном жаждой крови,
насилия, отмщения и прочими низменными чувствами,
вырывающимися из темнейших уголков разума, едва тот находит
безнаказанность, ибо последняя щедро даруется лишь смутными
временами, эпохами торжества не мудрого слова, но меча, огня и
лжи.
…Не стану упоминать предысторию событий Последней войны и
породившую ее первопричину — Хозяина Небесной горы, существо
таинственное и по сути своей чуждое всему человеческому.
Следствием, же навеваемого им кровавого морока стало
неслыханное злополучие, поразившее сердце материка Длинной
Земли и часть островов.
Благоразумный и храбрый хаган мергейтов Гурцат, сын
Улбулана. с энергией, коя, будь она направлена в сторону
благочиния и счастья смертных, вполне могла бы возродить
Золотой в



Назад