0e405ce2     

Семенова Мария - Те Же И Скунс 02



Мария Семёнова Константин Кульчицкий
Заказ
Авторы сердечно благодарят Татьяну Георгиевну Алхазову, а также своих
шведских друзей: Иона Бекмана, Фредрика фон Крюзеншерну, Анну Эдин, Серена
Хольма, Бритт-Мари Норелиус, Хокана Норелиуса и многих других за дружеские
консультации и бескорыстную помощь!
Глава первая
ЗОЛОТОЗУБАЯ УЛЫБКА ФОРТУНЫ
Кто проводит жизнь с лошадьми, тот привык вставать рано. Серёжа Путятин
проснулся, как всегда, без будильника - с первым лучом. Спустил босые ноги с
дивана и подошёл к окошку, смотревшему в сад. Потом отодвинул шпингалет и уселся
на подоконник, с наслаждением вдыхая густой утренний воздух.
Кроны яблонь казались чёрными на розовеющем небе. А за ними, далеко-далеко,
за широким языком степи, горели рассветным огнём высокие зубцы гор. Они парили,
не касаясь земли, и были миражом, сказкой, вознесённой в волшебную высоту.
Сергей долго смотрел на них, почти не чувствуя холода, забытого улетевшей за
далекие горы ночью и всё ещё висевшего в утреннем воздухе.
Было слышно, как в саду падали яблоки.
Днём краски поблёкнут и горы превратятся в облачную гряду, застывшую над
горизонтом.
К подобным рассветам Серёжа так и не привык - до сих пор душа замирала,
готовясь приветствовать чудо. Он не раз приезжал в Сайск и всякий раз
останавливался у Петра Ивановича, тренера здешнего скакового отделения
"Свободы". И всегда, просыпаясь у него в доме на следующее-утро, испытывал
примерно одно и то же.
Дома, в Михайловской, тоже отовсюду видны были горы. И со скаковой дорожки,
и над мальвами в мамином палисаднике. Ближе и реальней, чем здесь. Там надо всем
царствовал величавый пик Белой горы, на который Серёжина бабушка, пока была
жива, иногда украдкой крестилась. Белая первой встречала рассвет, зажигая на
ледяных склонах алое пламя. В полдень мимо неё порою ползли тучи, но снеговая
шапка победно сияла в разрывах. А когда солнце садилось, Белая ещё долго пылала
в густеющих сумерках, и перистые облака над вершиной казались драгоценной
короной...
В детстве Серёжа мечтал оседлать крылатого коня и поскакать-полететь на нём
через степь к священной вершине, в беспредельное синее небо... Ему и теперь
иногда ещё снились похожие сны, но полёты на чудесном коне всё теснее
переплетались со скачками, происходившими наяву. Так, что и не отделить одно от
другого. А может, это у земных коней вдруг начали вырастать крылья?..
Словно отвечая его мыслям, из-за домика, со стороны ипподромовских конюшен,
донеслось заливистое, звонкое ржание. Сергей вздрогнул, соскочил с подоконника
обратно в комнату и стал одеваться.
- Сообщаем изменения в программе сегодняшних испытаний... - Усиленный
мощной аппаратурой голос судьи-информатора поплыл над сразу притихшими трибунами
ипподрома. - В третьей скачке...
Со стороны могло показаться, будто неожиданный порыв ветерка прошёлся по
листве леса, застывшего в полуденном зное. Пестрая людская масса - все десять
тысяч зрителей, находившихся в этот день на ипподроме, - принялись листать свои
программки. Судья-информатор перечислял изменения и эмоции повсеместно
выплёскивались наружу. Ропот неудовольствия сменялся бурными проявлениями
радости. Некоторые объявления сопровождались злобным свистом и даже нецензурными
выкриками. Трибуны пульсировали, как огромный живой организм.
- ...В седьмой скачке вместо жокея первой категории Анисимова на коне по
кличке "Заказ", номер двенадцатый, скачет мастер-жокей международной категории
Сергей Путятин...
После этого объявления по



Назад