0e405ce2     

Семенова Мария - Волкодав



sf_heroic Мария Семенова Волкодав «Русский Конан» – первое, что приходит на ум, когда берёшь в руки эту книгу. Но стоит раскрыть её, как понимаешь, что это совсем не так. Да, в «Волкодаве» читатель найдёт и захватывающий сюжет, и сцены схваток, описанные со знанием приёмов рукопашного боя, и романтическую любовную историю, но «Волкодав» Семёновой – нечто большее, чем очередной роман в жанре героической фантастики.
1 ноября 1992 – 7 февраля 1995 ru ru Дмитрий Петрович Грибов GribUser grib@gribuser.ru fbtools 2003-04-28 DBC66A20-22A4-4E8F-B53C-F75FE8F74856 1.2 v 1.2 – дополнительное форматирование и правка OCR Альдебаран
Волкодав Азбука-Терра СПб 1995 5-300-00085-X Мария Семенова
Волкодав
Одинокая птица над полем кружит,Догоревшее солнце уходит с небес.Если шкура сера и клыки что ножи,Не чести меня волком, стремящимся в лес.Лопоухий щенок любит вкус молока,А не крови, бегущей из порванных жил.Если вздыблена шерсть, если страшен оскал,Расспроси-ка сначала меня, как я жил.Я в кромешной ночи, как в трясине, тонул,Забывая, каков над землей небосвод.Там я собственной крови с избытком хлебнулДо чужой лишь потом докатился черед.Я сидел на цепи и в капкан попадал,Но к ярму привыкать не хотел и не мог.И ошейника нет, чтобы я не сломал,И цепи, чтобы мой задержала рывок.Не бывает на свете тропы без концаИ следов, что навеки ушли в темноту.И еще не бывает, чтоб я стервецаНе настиг на тропе и не взял на лету.Я бояться отвык голубого клинкаИ стрелы с тетивы за четыре шага.Я боюсь одного – умереть до прыжка,Не услышав, как лопнет хребет у врага.Вот бы где-нибудь в доме светил огонек,Вот бы кто-нибудь ждал меня там, вдалеке…Я бы спрятал клыки и улегся у ног.Я б тихонько притронулся к детской щеке.Я бы верно служил, и хранил, и берег -Просто так, за любовь – улыбнувшихся мне..… Но не ждут, и по-прежнему путь одинок,И охота завыть, вскинув морду к луне.1. ЗАМОК ЛЮДОЕДА
Отгорел закат, и полная луна облила лес зеленоватым призрачным серебром. Человек по имени Волкодав шагал через лес – с холма на холм, без троп и дорог, широким шагом, размеренным и неутомимым. Он не прятался.

Не хоронился за деревьями, не избегал освещенных прогалин, не пригибал головы, хотя босые ноги по давней привычке несли его вперед совершенно бесшумно. Связанные тесемками сапоги висели у него на плече.

На другом плече, держась коготками, сидел пушистый большеухий черный зверек. Когда Волкодав перепрыгивал через валежины или нырял под нависшую ветку, зверек, чтобы сохранить равновесие, разворачивал крылья. Тогда делалось видно, что это летучая мышь и что одно крыло у нее разорвано почти пополам.
Волкодав помнил эти места наизусть, как свою собственную ладонь. Он знал, что доберется до цели прежде, чем минует полночь. Копье покачивалось в его руке, блестя в лунном луче.

Короткое копье с прочным древком и широким, остро отточенным наконечником, снабженным перекладиной, – на крупного зверя.
Останавливался он всего дважды. В первый раз – возле большой засохшей осины, что стояла у скрещения давно заброшенных лесных троп.

Вытащив нож, Волкодав проколол себе палец и начертал на обнаженном, лишенном коры стволе священный Знак Огня – колесо с тремя спицами, загнутыми посолонь. Кровь казалась черной в холодном, мертвенном свете.

Волкодав прижался к дереву обеими ладонями и лбом и постоял так некоторое время. Губы его беззвучно шевелились, перечисляя какие-то имена. Потом он снял заплечный мешок, положил копье и ссадил Нелетучего Мыша на гладкое древко, осторожно отцепив от своей рубахи его коготк



Назад