0e405ce2     

Семенова В - Путями Людей И Кораблей (Размышления О Жанре И Авторе)



В. Семенова
ПУТЯМИ ЛЮДЕЙ И КОРАБЛЕЙ
(Размышления о жанре и авторе)
(О Владимире Михайлове)
"(... родился в Москве 24 апреля 1929 года. Отец его был
в то время председателем исполкома Сокольнического района,
мать - партийным работником. Во время войны..."
Так можно начать рассказ о рижском писателе-фантасте Вла-
димире Дмитриевиче Михайлове, чье пятидесятилетие мы отмеча-
ем в этом году. Но можно начать и иначе. Например:
"... И. Шкловский в книге "Вселенная, жизнь, разум" гово-
рит о том, что благодаря деятельности человека меняются ха-
рактеристики нашей планеты. За последние два-три десятилетия
яркостиая температура в диапазоне метровых волн увеличилась
в миллионы раз, и Земля стала вторым по мощности источником
радиоизлучения после Солнца, а в ближайшие десятилетия, воз-
можно, и превзойдет его.
Словом, меняется наш мир. Что принесут нам эти и многие,
многие другие изменения?.." *
А еще можно начать и так:
"... Я знаю его уже много лет. О чем бы ни зашел у нас
разговор, он раньше или позже перейдет к новейшим научным
открытиям, гипотезам, проблемам, и тогда... тогда уже трудно
отличить действительность от выдумки, существующее от желае-
мого, реальное открытие от фантастического решения проблемы.
Потому что мысль работает в этом направлении напряженно и
постоянно, потому что человек живет неизменно в двух планах
- реальном и фантастическом..."
Ученые-литературоведы, выявляя связи и общие черты мифа,
сказки и фантастики, склоняются к утверждению, что появление
мифов вызвано потребностью понять мир в целом; в процессе
познания непременно возникают заблуждения, а недостаток ин-
формации компенсируется "импровизацией на заданную тему".
Сказка и миф рождаются как модель мира, пусть ложная, но не-
обходимая: на нее можно опираться в суждениях, она может
служить основой для создания понятий и объяснения явлений, в
ней, наконец, воплощается желаемое, идеальное. Тут можно ис-
кать и найти общее между мифом и фантастикой, но мы не долж-
ны и не будем ставить между ними знака равенства. Как нельзя
ставить его и между фантастикой и научно-популярной литера-
турой, хотя такие попытки иногда и делаются. Случается, что
ученые, представители точных наук, упрекают фантастов в на-
ивности, даже банальности, забывая о том, что фантастическая
идея как таковая может явиться носителем обобщенной гуманис-
тической мысли, словом, того, чем наука, непосредственно не
занимается, или же выступать в качестве приема, помогающего
раскрыть какую-либо современную морально-этическую проблему.
Бывает также, что научные гипотезы своей захватывающей дух
смелостью намного превосходят фантастические предположения
писателей (например, проект Дайсона, так называемая "сфера
Дайсона", или гипотеза Н. С. Кардашова относительно сущности
и свойств "черных дыр"). Известно, что и фантастам удается
предсказать создание каких-либо аппаратов (подводная лодка
Жюля Верна, гиперболоид Алексея Толстого). Но как бы то ни
было, а в задачи фантастики не входит перещеголять ученых в
смелости или предсказать такое, что непременно осуществится.
Конечно, пока фантастика пребывала в "ясельном возрасте",
она была в значительной мере "технической". Развитие техни-
ки, головокружительные открытия и поражающие воображение ги-
потезы, рожденные нашим столетием, не могли не повлиять на
умы, не воздействовать на психику и эмоции. Так и получи-
лось, что событие, гипотеза или идея становились подлинными
героями фантастического произведения,



Назад