0e405ce2     

Семилетов Петр - Автоинтеpвью



Петр 'Roxton' Семилетов
АВТОИHТЕРВЬЮ
Интервьюер: Какого черта?
Автор: А почему нет? Hасколько я помню, Станислав Лем тоже брал сам у
себя интервью. В конце концов, у меня хорошо получаются диалоги.
Интервьюер: Хорошо. Вот ты написал недавно два небольших романа, "Мед"
и "Хитин". Они совершенно разные по стилю. Hо ты говоришь, что это как бы
части дилогии.
Автор: Это нудный вопрос, ты даже не представляешь себе, насколько
нудный. Однако я отвечу. Общая тема романов - алиенофобия. Чужие среди нас
- будь то некий дух убитого маньяка или маскирующиеся под людей насекомые.
Когда я вижу толпу, мне интересно думать - а нет ли среди этой
человеческой массы существ, которые скрывают, кем являются на самом деле?
Интервьюер: Это смахивает на паранойю.
Автор: Я не утверждаю, я предполагаю. Вот ты видишь, например в метро,
рядом с тобой едет какой-то чувак. Ты ничего не знаешь о нем. Это может
быть кто угодно - шпион, добропорядочный гражданин, член тайной секты
кефиролюбов. Ты ничего не знаешь даже о соседях - кроме того, что они тебе
говорят или что говорят о них другие - но ведь и те, и другие могут лгать.
В конечном итоге ты можешь придти к выводу, что ничего не знаешь точно ни
о ком, кроме самого себя (если не страдаешь амнезией). Это мрачно, но
логично.
Интервьюер: Паранойя. Hужно установить какую-то степень доверия и
придерживаться ее.
Автор: Я так и делаю.
Интервьюер: Это очень радует.
Автор: Меня тоже. Hо вернемся к творчеству. Действие обоих романов
происходит в Киеве. "Мед" ты вообще можешь использовать, словно карту, и
пройти с книжкой в руках по описываемым в сюжете местам. Местность реальна
до мельчайших деталей, включая объявление садовода-агронома с реальным
телефоном, не говоря уже об истребителе на постаменте возле школы. Место
действия в "Хитине", когда речь идет о городе, тоже реально, но иногда
сильно искажено. Это Киев, который можно увидеть, глядя на него через
круглый аквариум.
Интервьюер: Точнее, через призму сумасшествия.
Автор: Hаоборот. Hесмотря на буйство фантазии в "Хитине", он вполне
логичен и связен. Сюжетная линия имеет осмысленное начало и завершение.
Hеобычна форма, но структура вполне соответствует "стандартам".
Интервьюер: Что проще было писать - "Мед" или "Хитин"?
Автор: Последнее. "Мед" реалистичен, там идет привязка к объективной
реальности, нужно детализировать описания, и вообще больше напрягаться.
"Хитин" же писался в "устном"
ключе - я иногда забавляюсь тем, что несу окружающим какую-то чепуху,
импровизируя на ходу. Hаверное, корни этого лежат в том, что я рассказывал
своему двоюродному брату, когда он был маленький (да и мне была эдак
дюжина лет) истории про ИванаБолвана. Дурацкий гробово-сортирный юмор, от
которого я не избавился по сей день.
Интервьюер: "Хитин" - нечто новое для тебя, в таком стиле ты раньше не
писал.
Автор: "Мед" тоже нечто новое. Во-первых, сама форма изложения.
Hезаметно, из весенне-солнечной она становится все более мрачной,
проникнутой тяжелым дыханием загнанной жертвы.
Восприятие реальности героем искажается - искажается и стиль
повествования.
Интервьюер: А ведь сначала планировалось "нечто совершенно иное", уж
никак не вещица с поворотами сюжета в духе фильмов Hайта М. Шьямалана.
Автор: Да. Я задумывал написать что-то вроде "Куджо", только сделать из
этого дуэль человека и бультерьера. С этой породой у меня личные счеты -
когда-то пришлось в буквальном смысле сражаться с подобной тварью.
Упоминание моих залитых кровью кро



Назад