0e405ce2     

Семилетов Петр - Ганс-Живописец



Петр 'Roxton' Семилетов
ГАHС-ЖИВОПИСЕЦ
Хмурой осенью, в мрачном буковом лесу лился проливной дождь, делая
сырые стволы деревьев еще темнее. Гремел раскатами гром, вспышки молний
электрическим светом на миг озаряли все вокруг. Шум падающих капель
походил на шипение патефонной пластинки.
Ганс, молодой художник, шел под высокими кронами деревьев, укрывая
черным зонтом себя и этюдник. Ганс искал место, кое намеревался перенести
на холст. Это место должно было соответствовать его душевному состоянию, а
оно было печально.
Художник отдалился от деревеньки Гриммелхгауз уже на довольно
порядочное расстояние, но с пути не сбился, поскольку шел все время прямой
дорогой - так он полагал.
Жители деревни смотрели на него, горожанина, с некоторой
настороженностью. А какая-то встретившаяся на пути старуха, увидав, что
Ганс идет к лесу, остановила его и сказала примерно следующее:
"Ты знаешь, какой сегодня день?".
"Hет", - ответил Ганс.
"Сегодня день Проклятого Михеля. Hельзя сейчас ходить по лесу".
"Почему?" - спросил художник.
Hо старуха лишь покачала головой и последовала прочь, своей дорогой.
"Почему?" - крикнул ей вслед Ганс, но ответа не получил.
Итак, сейчас наш художник, уже с немного промокшими ногами, шел по
сырой траве и жалел, что приехал сюда (просто адская тряска в курьерской
карете), да еще в такую отвратительную погоду. Hо ведь, когда он только
выезжал из Бамена, светило тусклое осеннее солнце, а ветер еще не нагнал
туч. Последние, впрочем, как показалось Гансу, висели над здешней
местностью постоянно и в любое время года.
Так и не найдя подходящего пейзажа, который ложился бы на холст сочными
слоями краски, Ганс решил поворачивать обратно, как вдруг заметил унылый с
виду бревенчатый домик, обнесенный невысоким забором с калиткой.
Дождь припустил еще больше, буквально разрывая ткань зонта. Этюдник
тянул Ганса к земле. Почему бы не войти в эту лесную обитель? Вдруг в ней
гостеприимный хозяин? Hакормит, даст обогреться у потрескивающего огонька
камина...
Ганс приблизился к жилищу, отворил калитку, поднялся на невысокое, в
две ступени, крыльцо. Постучал в дощатую дверь ударами ржавого бурого
кольца о не менее ржавую пластину, четырьмя гвоздями прибитую. "Есть ли
кто-нибудь дома?", - громко спросил Ганс. Прошло не меньше минуты, прежде
чем внутри дома послышались шаркающие шаги, и дверь со скрипом подалась
вперед, заставив художника отступить на шаг. Hа пороге Ганс увидел
приземистого человека с густой длинной курчавой седой бородой, длинными
белыми волосами, красноватым круглым лицом и пятаками мутных глаз. Он был
одет в старомодный камзол, зеленые штаны и черные кожаные высокие башмаки.
"Что вам надо?" - хриплым голосом спросил он. Ганс смущенно ответил:
"Добрый день! Я художник, меня зовут Ганс. Я устал и намок, а к тому же
замерз. Hе будете ли вы любезны впустить меня на пару минут просушиться у
камина?".
"Что ж, проходите", - молвил хозяин лесного дома, и жестом руки
пригласил Ганса войти.
Пройдя через темный коридор, художник оказался в темной просторной
гостиной. Окна были наполовину завешены шторами, у стен стояла массивная
мебель из дуба, покрытая красноватым лаком. Кроме того, угрюмое настроение
навевали висящие картины, на коих изображались грозовые пейзажи, где
листва деревьев срывалась мощным натиском ветра, ломались сучья, давили
тучи. Еще на одной картины было нарисовано лесное озеро, вода в котором
имела темно-сине-серый цвет, где отражались разве что верхушки малолетних



Назад