0e405ce2     

Семилетов Петр - Превратности Судьбы



Петр Семилетов
ПРЕВРАТHОСТИ СУДЬБЫ
Когда Захар Лыкоимов поднялся на верхнюю ступеньку троллейбуса, его
кто-то окликнул со стороны улицы. Вот так:
- Эй, мужик!
Захар обернулся, и получил плевок в лицо.
Причем смачный такой плевок, попавший на нос, в глаза, и даже серебряной росой
покрывший тронутые сединой бороду и усы Захара.
ПСШШ!
Разом закрылись все двери, троллейбус тронулся, оставляя хулигана вне
досягаемости.
С дикими глазами Захар прошел по салону и плюхнулся на свободное сидение.
- Сколько хамов развелось, - обратилась к нему старушка с детским голосом.
- Хотите, я вам платок дам? - спросила сидящая рядом пожилая дама в очках и
большой бежевой шляпе.
- Сволочь, - гневно молвил стоящий у окна мужчина в кожанке и ушанке, имея в
виду, вероятно, избежавшего расплаты хулигана.
Захар Лыкоимов ничего не ответил.
Он принялся расшнуровывать ботинки.
Вначале один, потом - второй.
Окружающие с удивлением наблюдали за этими нехитрыми манипуляциями.
Затем Захар как бы сполз на сиденье, вытянул ноги вперед, и задергал ими,
стараясь сбросить башмаки. Это ему удалось - один ботинок полетел через весь
салон и упал, другой угодил в пустое сиденье на задней площадке.
- Что вы делаете? - поинтересовалась дама в шляпе, совершенно не радуясь
соседству с Захаром.
Лыкоимов стащил с правой ноги носок, и, помахав им перед носом дамы,
проблеял на какой-то арабский мотив:
- Висяаааачие сады Семирамииииды!
Дама отмахнулась рукой, и повернулась к окну.
- Идиот! - пошептала она.
Захар тем временем согнул ногу в колене, и попытался достать ею до своего лица.
При этом он одновременно наклонял туловище, опустив голову.
Однако, расстояние между его лицом и пяткой никак не становилось меньше десятка
сантиметров. Тогда Захар с помощью руки задрал ногу на уровень лица, и начал
пяткой вытирать плевок.
- Свят-свят... - забормотала старушка с детским голосом.
Лыкоимов проделывал свои дикие действия с особой тщательностью - водил пяткой
туда-сюда, доставал даже до лба.
Hаконец, завершив их, он опустил ногу, обвел глазами присутствующих, и
произнес:
- Зо!
Видимо, этого ему показалось мало, поэтому он добавил:
- Да, зо!
Видя недоумение в глазах пассажиров, Захар встал с сиденья, топнул ногой,
взялся руками за бока, и, раскачиваясь в стороны, завел песню:
- Ко-ко-ко!
Ко-ко-ко!
Пейте дети
Молоко!
Hа словах "ко-ко-ко" он двигал руками, изображая крылья.
Пропев свою арию, Лыкоимов с грозным ревом: "Петушок полетел" разбежался
и ударил головой о столб с компостером.
БУМ!
Отлетев назад, Захар сел на пол, озадаченно потирая лоб.
- Что за невидаль, царь морской, - изрек он. После чего потерял сознание.
Очнулся Лыкоимов, привязанный к кровати. Он задергался, засуетился, начал
кряхтеть. Потом затих, оглядел комнату, в которой находился.
Темная, с плотными шторами на окнах. Со стороны улица долетают тихие, едва
слышные звуки.
Захар встрепенулся, когда дверь в комнату раскрылась, и вошла та самая
дама в очках, что сидела рядом с ним в троллейбусе. Только теперь она была
в халате медсестры, а на шее висело большая соска.
В одной руки дама держала здоровенную клизму. А другую завела за спину.
- Что происходит? - трагически воскликнул Захар.
- Я безумная медсестра Анна Каренина. Буду лечить тебя специальным составом из
целебных трав.
- А что это вы прячете там, за спиной? - с дрожью в голосе спросил
Лыкоимов. Дама предъявила ему ручную пилу:
- Это - чтобы ты не убежал. Отпилю тебе ноги. О! Эти голоса в моей голове!




Назад