0e405ce2     

Семилетов Петр - Прямая Дорога На Кладбище



Петр Семилетов
ПРЯМАЯ ДОРОГА HА КЛАДБИЩЕ
Солнце уже заходило за черными контурами леса, с запада мутное октябрьское
небо заволакивали сплошные тучи. Джейн Остин вела свой красный "форд" по ухабам
грунтовой дороги. Hа заднем сидении пребывал Самый Сволочной Папаша В Мире -
Джек Остин, старый человек со вставными челюстями, нашлепкой на лысине и фляжкой
виски в кармане. Когда машину подбрасывало на очередном горбе, он крякал и
хватался "за сердце".
-Ты уверен, что мы правильно едем? - спросила Джейн, не оборачиваясь.
После продолжительного молчания послышался ответ:
-Да! Я стар, но дорогу помню. Здесь мои корни.
Его корни! Господи, вы только послушайте - его корни! Его корни в барах и
притонах, вот где! Все знают (Джейн, во всяком случае) - Джек Остин в 16 лет
убежал из дома (отсюда, из Бэквуд-Спрингз), прихватив с собой: а.) драгоценности
матушки, б.) сбережения своего папаши, который как раз снял со счета несколько
тысяч на новый трактор - старый свалился в глубокий овраг и превратился в груду
бесполезного железа.
Больше о "корнях" Джек Остин не вспоминал - до сих пор. Узнав, что у него рак
легких (а что бывает, если выкуривать по 3 пачки в день? Догадайтесь - секунда
на размышление!) вздумалось ему посетить места, где он родился и прошло его
детство.
Призвал к себе "немощный старик" детей своих - Джейн и Джона, который работал
менеджером в обувном магазине "Moola" (Мэрион, штат Алабама), и изъявил
пламенное желание отправиться в путешествие, а именно - в Бэквуд-Спрингз (к
черту на кулички, Минессота). Джон сразу отказался, дал 300 долларов и уехал к
себе, а сестра его в порыве сентиментальности пожалела старика, и согласилась
ехать с ним.
Hа что Джек Остин изрек:
-Спасибо тебе я не скажу. Ты всю жизнь была неблагодарной. А один раз уважить
просьбу старого отца...
Hо Джейн попросила его заткнуться и радоваться, да и насчет благодарности
прибавила, мол, где уж благодарить, если мать в могилу свел.
Теперь же Джейн сильно досадовала, что ввязалась в это дело. Вначале они
добирались на самолете в Уэллэйк, оттуда автобусом в Харборо, где взяли напрокат
автомобиль ("SOLЕRS" - лучшие автомобили напрокат в нашем городе!) и
отправились в еще бОльшую глушь, к Бэквуд-Спрингз.
Дороги были ужасными, вокруг темнел лес (Джейн даже видела оленя). Когда они
приехали наконец-то в город, Джека Остина потянуло к дому, где он раньше жил.
Дом оказался снесен, на его месте росли кусты и стояли мусорные баки. Джейн
хотела поискать место, где можно было бы остановиться на ночь (а утром ехать
назад), но чертов Самый .... Папаша уперся рогом - поезжай, говорит, сначала на
кладбище - хочу "отца-мать повидать". Усталая Джейн, впрочем, только сцепила
зубы. И поехала.
Кладбище располагалось далековато за городом - миль десять, не меньше. Дорога к
нему шла через пустыри, холмы с густыми кустами, и лесистую местность. Ехать
пришлось по грунтовке, так как асфальтовая дорога была закрыта на ремонт -
проливные дожди пошлого года вызвали оседание покрытия.
"Форд" ехал и ехал, ехал и ехал - рытвина - горб, рытвина - горб.
Подбрасывает! Колея уводит в сторону... Потом хоооп! - и снова на середину.
Весело.
ПРРРРР! СТОП!
Джейн нажала на тормозную педаль. Вдавило в сиденье, затем бросило вперед.
"Форд" остановился, бампером чуть не задев человека, вышедшего из леса на
дорогу. Джек Остин, не зная, в чем дело, выразил недовольство по поводу неумения
Джейн водить машину, разразившись развитием темы "баба за рулем". Вслух Джейн



Назад