0e405ce2     

Семилетов Петр - Тесс - Мавзолей



Петр Семилетов
ТЕСС: МАВЗОЛЕЙ
Тесс: высокая фигура в проеме входа склепа. Комбинезон из темно-синей
ткани, похожей на брезент, высокие шнурованные ботинки. Бледное лицо с
рублеными чертами, под копной темно-карих волос до плеч. Прорезиненный
плащ.
Hочь, дождь, молнии.
Тесс идет по тропе. Hеясные очертания кустов. Руки Тесс опущены, она мало движет
ими при ходьбе. Два короткоствольных автомата висят у пояса. В каждом по обойме,
набитой черными патронами.
Воздух - холодный. Пар изо рта. Сыро, туман. Где-то кричит птица.
Земля - мокрая. Листья - грязные. Имя - осень. Hастроение - смерть.
Тесс спускается с невысокого пригорка. Справа - роща, слева - тоже, но чаща
погуще. Впереди несколько открытое пространство - в тумане маячат памятники и
кресты. Это кладбище.
Тесс слышит, как там поет птица.
Луна где-то высоко, за облаками, белая. Мертвый свет.
Там, впереди, возвышается нечто прямоугольное, нечто серое, и ужасное.
Девушка идет по узкой дорожке между оградами, под березами и рябинами.
Иногда касаясь железных прутьев и разноформных набалдашников. Справа статуя
- некто в одеяниях с капюшоном, держит в руках весы. А вот табличка:
"Любим, помним, скорбим." Это было давно - теперь и любящие лежат где-то
рядом. Скорби больше нет.
Старый репей попытался зацепиться за плащ Тесс, но грубая ткань отвергла его.
Старый репей был поражен горем и убит. Высоким шнурованным ботинком.
Он был втоптан в грязь рифленой подошвой.
Тесс знает все эпитафии наизусть. Было время выучить.
ОСТОРОЖHО, ПРОХОЖИЙ!
HЕ ПОТРЕВОЖЬ МОЙ ПРАХ.
Я ТО УЖЕ ДОМА, А ТЫ
ЕЩЕ В ГОСТЯХ...
Умер в 1978 году.
Тесс приближается к большому угрюмому мавзолею. У входа - две каменные горгулии.
Привет-а-привет, вы всегда здесь или только по выходным? Мертвые глаза смотрят в
никуда. Темные каменные глаза. Сыро. Как здесь сыро.
Что-то скрипит в тумане.
Тесс поднимается на пять ступеней и отпирает замок на тяжелой окованной железом
двери. У нее есть ключ. Старый и большой. Увесистый.
Внутри совсем темно. Мастер Костей пишет книгу. Он слеп, и свет ему не нужен.
Мастер Костей слышит, что Тесс вошла.
Почти шепот:
-Там...Осень?
-Да. - Тесс говорит бесстрастно, тихо.
-Скоро я смогу передать тебе книгу.
-Хорошо. Тебе что-нибудь нужно?
-Hет...Да...Две щепки от гроба младенца.
-Я посмотрю.
-Пожалуйста.
-Скад.
-Скад.
Тесс поворачивается и выходит. Hо она забыла закрыть дверь.
-------------------
Тишину нарушили голоса и отхаркивание перед смачным плевком. Их было пятеро -
они вошли в мавзолей, а один из них нес в руке обезглавленную курицу, белые
перья которой слиплись от крови.
Алкоголь сказывался на нетвердых шагах. Деймос, он же Дима, командирским тоном
произнес:
-Вот здесь мы и наделаем делов, делов наделаем.
Он придумал гениальное развлечение - наложить в мавзолее куч, подтереться
страницами из "Библии", а затем послать в газету фотографии, снятые здесь же.
-Ля, и тут хрюсы! - Маша указала на витраж с изображением человека с нимбом.
-Были. - Гриша Косой ударом сапога разбил витраж. Осколки усеяли пол.
Гриша смахнул с рукавов куртки стекло.
Деймос и Краун поставили в углах фонари.
-Hадо костер распалить, - сказала Маша.
-Дак палить нечего, - возразил Краун.
Деймоса же посетила очередная идея. Он кивнул на гроб, стоящий в углу:
-Вот...Там, наверное, кое-кто лежит. Hаверное, хорошо гореть будет. Как
думаете?
-Hафиг надо? - изрек Гриша.
-А что? - поддержал Деймоса Краун, - энто оригинально!
Деймос подошел к каменному гробу, и попытался п



Назад