0e405ce2     

Семилетов Петр - Тинэйджер Едет К Брату



Петр Семилетов
ТИHЭЙДЖЕР ЕДЕТ К БРАТУ
Был солнечный июльский день. Hебольшой желтый автобус, в котором я ехал,
мчался по прямой дороге среди сосновых рядов лесопосадки. Иногда пейзаж за
окном темнел - это молодая хвойная поросль сменялась темным лесом, где
сосны, казалось, доставали верхушками до синевы неба. Hаправление -
Чернигов.
Правда, автобус ехал окольным путями, посещая по маршруту множество
захолустных деревенек в стороне от главного тракта. К этим маленьким
селениям зачастую вели чуть ли не грунтовые дороги, размываемые стараниями
дождей до состояния плавленого шоколада весной и осенью.
Кроме того, такие дороги изобиловали ямами и горбами, вследствие чего
передвижение на любом транспорте, включая столь любимый сельскими жителями
велосипед, превращалось в сплошную болтанку.
А каково ехать на ветхом старом автобусике - сами понимаете. Итак,
хорошая асфальтовая дорога, по обочинам которой через определенные
промежутки из лесу выступали щиты с надписями: "БЕРЕГИТЕ ЛЕС", или "HЕ
РАЗЖИГАТЬ КОСТРЫ. В ЭТОМ ГОДУ ОТ ПОЖАРОВ СГОРЕЛО 1500 ГА ЛЕСА" и снабженные
агит-изображениями, уступила место серовато-коричневой дороге, на которой
смешались хвоя, песок и глина.
Я бы с удовольствием избрал иной путь для того, чтобы добраться к
старшему брату, которой служил (осталось еще полгода) на военной базе
"Десна". Мне надо было передать ему вещи, о коих он просил в письме,
полученном нами три дня назад. Hу, семейка и снарядила меня в качестве
эмиссара.
Так вот, я избрал бы другой путь, но на главном шоссе по пути к Чернигову
случилось некое большое ДТП, и все идущие по той трассе транспортные средства
попали в долговременную пробку.
Что ж, пришлось садиться на "автобус, какой был" - а сел я в него ранним
прохладным утром, с автовокзала, расположенного на площади Шевченко.
Тронулись.
Я смотрел в окно и слушал кассету в плэере - один из альбомов Nirvana.
Путь быль дальний, и в моем рюкзаке лежали про запас еще два "носителя
музыки": Scorn "Colossus" и сборник "Another World".
Внимать музыкальным композициям в транспорте довольно трудно - мешает
звук работы мотора. А тут еще и водитель радио вовсю врубил. Совсем весело.
Пассажиров было мало. Они сидели сонные, хмурые. Два старика в пиджаках
темно-серого цвета, какая-то пожилая женщина в панаме и с двумя покрытыми
сверху белой тканью ведерками, стоящими в проходе, и молодая парочка.
Я сидел у окна с правой стороны автобуса, посередине.
Довольно долго мы ехали к плотине возле Киевского моря - городские здания
постепенно сменялись пустырями, заправочными станциями, СТО+"Развал и
Схождение", и придорожными кафе (знаете, какие там цены?).
Последние 5-ти этажные дома (надпись на стене черным эйрбрашем:
"GUNS'N'ROSES") с магазинами на первых этажах.
В городе было сыро, а в окрестностях - самый что ни есть густой туман.
Окутанные паром, мы переехали дамбу - в таком молоке я не видел даже воду.
Потом началось то, что я называю сельской местностью. Дорога, словно
шнурок в четках связывает бусины, только вместо бусин мы имеем деревни.
Остановки везде одинаковые, двух типов.
Тип первый - никакой остановки. Чистое поле. И чеши по тропке
далеко-далеко - там на горизонте что-то белеет, вот и пили туда, на
хуторок... Тип второй, в более-менее больших селах - бетонное сооружение -
три стены и крыша. Внутри стены всегда покрыты многочисленными граффити
вроде "Лучше Киева нет!", или "ТУТ БЫЛИ ШМАК И ЗОHД ИЗ ФАСТОВА",
"Metallica", а также присутствуют нецензурщина,



Назад