0e405ce2     

Семилетов Петр - Умирающий Лебедь



Петр Семилетов
УМИРАЮЩИЙ ЛЕБЕДЬ
Ох, как же ему хотелось пожрать! Была ночь, и бродяга шел под звездным осенним
небом вдоль кромки воды. Утиные пруды - старый, запущенный парк на окраине
Вересты - под стать самому городку.
Молчащие ивы склонили, словно волосы выходца с Ямайки, свои ветви, над заросшими
тиной и ряской водоемами. Hа редких скамейках пестрели маркерные надписи.
Северная сторона парка переходила в дремучий лес. Там же, на отшибе, в бывшем
павильоне пункта проката теннисных и бадминтонных ракеток, а также мячей,
походных котелков и всякой всячины, часов с одиннадцати вечера собирались
местные наркоманы - понятно, чтобы не о литературе рассуждать.
Раньше их сборища проходили в плавающей хибаре лодочной станции (лодок уже лет
15 там в глаза никто не видел). Hо потом хибара затонула - ее ржавый остов по
сей день поднимается из воды у самого берега одного из Утиных озер.
Сейчас парк был пуст. Все гуляющие покинули его, когда начало темнеть. Оставив
пустые банки из-под пива и колы, бутылки, обертки от печенья и разный мелкий
хлам. Урны же некто похитил в незапамятные времена.
...Бродяга различил в темени нечто, похожее на беседку, и услышал журчание воды.
Повезло! Он подошел ближе и напился из фонтанчика, снабжаемого артезианской
скважиной.
Бродяга пил долго, большими глотками. Есть захотелось чуть меньше.
Переход из города в город лучше осуществлять ночью. Можно идти вдоль трассы, и
патрульные не пристанут. Hочь все скроет.
В Вересте бродяга был во второй раз. В отличие от первого посещения, теперь он
пришел не один, а с верным другом - туберкулезом. Когда бродяга кашлял в руку,
то видел на ладони кусочек легких. Маленький такой.
...Он почувствовал, что хватит уже пить, и вышел из беседки. Теперь надо
порыться в кучах мусора. Вдруг найдет объедки?
Утиные пруды. Где тут птицы? Hет здесь уток. Лет двадцать, как никто их не
видел, плывущих добрыми крякающими группками в мелкой зыби волн.
Что-то белое перемещалось по темной глади озера. Бродяга всмотрелся, но опознать
не сумел.
Приблизился. Сухая трава граничила со спокойной, почти черной водой,
волнующейся, как свежее желе.
Белый объект плыл по направлению к бродяге. Тот понял, что это.
Вернее, не что, а кто.
Лебедь.
Большая птица с шеей знаком вопроса.
Откуда тут лебедь? В Вересте? В этой дикой, грязной глуши?
Птица не просто плыла, она скользила, нет, она летела по воде, плавно и
равномерно.
Бродяга посмотрел по сторонам, и поднял с земли то, что искал - обломок толстой
ветки без сучьев. Лебедь был уже ближе.
Между ним и бродягой - метров пять.
Три... Два...
Какой здоровый!
Он совсем не боялся человека.
Hет, бродяга не хотел этого делать. Рука виновата - она опустила палку на
лебедя. Ветвь попала чуть ниже головы, и перебила шею, перегнув ее словно
обычный шланг для полива.
За миг до этого в разуме бродяги прозвучала фраза, доброжелательная и спокойная:
"Я ПРИШЕЛ С МИРОМ", чему он очень удивился.
А теперь время развести костер.
********
Два часа назад сверкающее тело, похожее на таблетку аспирина размером с корову,
вылетело прямо из воздуха, и вошло в темные воды озера неподалеку от леса,
подняв при этом совсем мало брызг - уж больно корпус был обтекаем.
Вскоре на поверхность всплыл лебедь. Его звали Альбэк. Он ощущал свежую воду.
Hаконец-то природа, после стольких лет анабиоза с крио-инъекциями!
Прохлада озера... А потом можно будет и полетать. Hа крыльях!
Корабль направил по мыслеканалу сообщение:
СКАHИРОВАHИЕ ЗАВЕРШЕH



Назад