0e405ce2     

Сенчин Роман - В Обратную Сторону



Роман Сенчин
В обратную сторону
рассказ
Сенчин Роман Валерьевич родился в 1971 году в г. Кызыле (Республика
Тува), окончил Литературный институт им. А. М. Горького. Печатается в журналах
"Новый мир", "Знамя", "Октябрь" и др. Живет в Москве.
Торговля сегодня получилась удачнее, чем во вторник. Погода помогла
- не жарило, но и пугающих дождем туч ветерок не нагнал. Серовато-белесая хмарь
расстелилась по небу, словно кисейная занавеска. Редкий для июля денек - тут
в основном или настоящее пекло, или, наоборот, гроза и обложной дождь на неделю;
да к тому же впереди выходные, их хочется провести ни о чем не заботясь, не
покидая родных квартир. И люди повалили на рынок с сумками и пакетами - продуктами
запасаться.
К трем часам у Натальи Сергеевны осталось на прилавке несколько пучков укропа
и батуна, лук головками и килограмма два не слишком-то аппетитных, с желтоватыми
попками, огурцов. Огурцы поменяла у соседки-конфетницы на пригоршню барбарисок
(лучше б шоколадных, конечно, конфет, только съедятся они в минуту, а эти сосательные -
ребятишки с ними повозятся, хоть просить будут реже). Упаковав весы, Наталья
Сергеевна пробежалась по рядам, купила макарон, чаю, бараньих ребрышек, трусики
для Юры за семнадцать рублей. Пора и на автобус.
По городу вместо вместительных желтых "ЛиАЗов" бегают маленькие, шустные "ПАЗы",
еще какие-то кособокие, остроносые коротышки; на боковых и лобовых стеклах у
них у всех объявления большими буквами: "Без льгот!"
Несколько уж лет назад закрылся местный автобусный парк, старые, изломанные
"ЛиАЗы" ржавеют на его территории, зато расплодились вот эти, коммерческие,
с крепкими парнями-кондукторами у входа. Три рубля проезд для всех категорий
- инвалид ты, не инвалид, ветеран не ветеран. Зато причаливают к остановкам,
грех жаловаться, один за другим. Прибыльное, видно, дело, и люди, хоть и ворчат,
что дорого, пешком не ходят. Да и как тут походишь - город все-таки не в один
километр, и весь день можно потратить, чтоб с одного конца до другого добраться,
тем более если здоровье худое.
В начале семидесятых, когда автовокзал поставили, город вроде расстраивался
рядом с ним, а потом вдруг переметнулся на противоположный край. Закипело там
что-то большое, шумное, и вскоре поползли вверх девятиэтажки из белых панелей.
Между ними, конечно, нашел себе место и рынок (старый, "колхозный", давно уже
захирел, всеми забылся, а недавно вдобавок сгорел почти целиком)... Наталье
Сергеевне нужно с рынка на автовокзал, ей без этого коммерческого, за три рубля,
не обойтись.
Вон, едет. Народ на остановке заволновался, старики стали подступать ближе к
проезжей части, чтоб первыми оказаться в салоне, занять сиденья. Наталья Сергеевна
покрепче сжала ручки трех своих сумок, с которыми, туго набитыми, утром приехала
торговать.
На пути в салон ледяной глыбищей - неулыбчивый парень. Обилечивает при входе.
Это новый метод у них, научены скандалами, когда какой-нибудь пенсионер или
молодой наглец, приехав, куда ему надо, вырывался на улицу не заплатив. А вот
так, если подумать, даже удобнее: взяли с тебя деньги - и спокойно езжай хоть
до конечной.
Слава богу, есть сиденья свободные. Наталья Сергеевна устроилась недалеко от
выхода, облегченно вздохнула, расслабилась. Но здесь бы можно и постоять, главное
- чтоб с деревенским повезло...
За окном длиннющие, буквами "п" и "г", жилые дома нового микрорайона, пестрой
лентой бегут-спешат куда-то "Жигули", "Москвичи", "ауди", веселят взгляд рекламные
вы



Назад