0e405ce2     

Серафимов Константин - Армения - Записки Спасателя



Константин Серафимов
Армения - записки спасателя
УСТЬ-КАМЕНОГОРСК - ПРАВО НА СПАСЕНИЕ.
9 декабря 1988 года.
---------------------
18.00. Аварийно-спасательный отряд в сборе, подана по телефону заявка в
Обком партии на вылет в район землетрясения. Уточняем детали снаряжения и
жизнеобеспечения. Ответа на заявку нет.
Мы узнали об Армянском землетрясении по телевизору. В то время не было
принято извещать народ о стихийных бедствиях и катастрофах на нашей земле.
Нам сообщали о наводнениях в Латинской Америке и цунами в Японии, о
землетрясении в Мексике и извержениях вулканов в Новой Зеландии. Но на нашей
одной шестой части суши все было "прекрасно". Ничего не случалось. Не падали
самолеты, не сходили с рельсов поезда, не взрывались заводы. И уж тем более
- не было катастрофических землетрясений. Нам, народу, не положено было
знать об этом. Так же как и о войнах, которые по всему свету вели
ограниченные контингенты наших доблестных советских войск.
Но Армянская катастрофа взорвала привычный устоявшийся покой. Ее нельзя
было скрыть. И мы узнали.
И тогда в моей маленькой квартире мы собрались перед экраном
телевизора, откуда почерневшие от горя люди взывали о помощи, о
необходимости привлечения к работам квалифицированных специалистов для
спасательных работ в завалах разрушенных городов - и мы поверили, что
действительно нужны. Мы немедленно заявили о своей готовности, бросив все,
вылететь в район землетрясения.
Кто мы были такие? Усть-Каменогорский клуб спелеологов "Сумган".
Любители подземных путешествий, спортсмены и путешественники, имеющие за
плечами немалый опыт проведения подземных экспедиций. И главное - солидный
опыт именно спасательных работ в условиях очень близких к тем, которые нас
ожидали.
Но это фактически. А формально - мы не были ни кем. Так - горстка
чудаков, чья квалификация почти никак - если не считать малоуважаемого
спортивно-туристского плана - не была зафиксирована, не была признана
системой. Напротив - весь наш опыт шел вразрез ее установкам, прививашей
людям отношение к нашей работе, как к виду отдыха, развлечению,
времяпрепровождению сомнительного порядка. Потому что все, что мы делали, мы
делали в свободное от работы время, за свои деньги и в ущерб собственному
здоровью и благополучию.
И вдруг - мы оказались нужны кому-то еще, кроме подобных нам! Об этом
говорил премьер-министр СССР Рыжков, обращая к каждому из нас свое
озабоченное со следами страдания лицо. И президент СССР Горбачев смотрел на
нас с экранов наших телевизоров. "Вы нужны нам!" - кричали почерневшие от
горя люди.
Мы знали по опыту - в таких случаях все решает время. Количество шансов
выжить уменьшается в квадратичной зависимости от допущенной проволочки.
Землетрясение произошло 8 декабря. Через сутки мы были готовы к вылету
- снаряженные за свой счет.
"Шикарный вид из окна приемной Облисполкома!" - записано в моем
дневнике первой фразой. Именно с созерцания этих видов, а также много-
численных с трудом приоткрывающихся дверей и галстуков, занавешенных
пиджаками, начинался наш путь в Армению.
Об этом участке пути не знает никто из наших ребят-спасателей - мне,
как командиру и зачинщику, пришлось пройти его водиночку.
"Сидим на мешках и пытаемся улететь в Армению" - это вторая фраза. И
больше ничего за три последующих дня! 9-10-11 декабря - самые важные дни
землетрясения, которые парни провели в состоянии готовности, а я в скачках и
обивании порогов областных властей.
Может быть, с той поры у меня



Назад