0e405ce2     

Серафимович Александр - Красная Армия



Александр Серафимович СЕРАФИМОВИЧ
КРАСНАЯ АРМИЯ
Рассказ
Конечно, обман, густо обволакивающий польский трудящийся народ,
польского солдата, в конце концов рассеется, но ведь пока медленно
рассеется этот туман, Советская республика может задохнуться.
Кто же ускорит это рассеяние? Кто разобьет эти цепи?
Красная Армия.
Что же такое Красная Армия?
Я был поражен разницей того, что я увидел теперь в армии, с тем, что
наблюдал в позапрошлом году на Восточном фронте. Иные лица, иные глаза,
иной ход мысли. Надо было оторваться от Красной Армии на полтора года,
чтобы так ярко почувствовать эту перемену.
Какая же колоссальная работа произведена за этот промежуток! И это
при страшной разрухе, при недостатке бумаги, при гибельном недостатке
людей. Очевидно, не прямая только агитационная работа - ее, несомненно,
недостаточно было, - а вся обстановка жизни в Советской России, самый
воздух, которым в ней приходится дышать, делает людей такими, а не иными.
В массе нынешние красноармейцы отчетливо понимают, что у них сзади,
за что они бьются, кто их враг, чего он хочет. Даже деревня, с ее
упрямством, медленностью, узеньким кругом интересов только своей избы, -
даже она в армии быстро выравнивается по остальным.
Это, конечно, не значит, что красноармейцы ведут чистые, благородные,
интеллигентские разговоры об империализме, о классовой эксплуататорской
природе польских панов и прочем. Нет. Иногда по целым дням не услышишь
слово "пан", или "Советская власть", или "польский рабочий", "крестьянин",
но среди обыденных разговоров об амуниции, приварке, потертых ногах, о
молоке, добытом в деревне, какое-нибудь оброненное слово о польском пане,
смех, замечание или крепкая неудобосказуемая характеристика вдруг осветит
красноармейскую душу до дна. Инстинкт вражды к барину уже шагает через
национальные перегородки. И польский пан такой же лютый враг, как и
русский барин.
Смотры и парады с незапамятных времен носили всегда лицевой характер;
изнанки там не увидишь. В значительной степени такой характер они носят и
теперь, - это неизбежно, да, пожалуй, и законно. Но прежде видел
однообразные каменные лица солдат, у которых все глубоко запрятано, а
снаружи лишь одно - дружно пройти, гаркнуть и заслужить генеральское
"Молодцы, ребята!".
И вот я видел теперь. Широкое-широкое поле. По краям голубеют леса.
Походным порядком идет отряд за отрядом, часть за частью. Кого тут только
нет: и пехота щетинится темными штыками, и артиллерия тяжело громыхает, и
кавалеристы, и разведчики, и пулеметные роты.
Неожиданно приехал представитель центральной власти. Войска
развернулись длинными шеренгами, стройно, уверенно прошли и построились
покоем. Внимательно слушали краткий, чрезвычайно сжатый отчет о
деятельности центральной власти. Полякам предлагали мир; шли на самые
громадные уступки, быть может, переходившие даже границы, лишь бы избежать
кровопролития. Польские помещики ответили наступлением, взятием Киева.
Теперь надо биться, биться вовсю. Но надо помнить - польский рабочий и
крестьянин - не враг, а друг наш.
И какое грянуло "ура" польскому рабочему и крестьянину!
Да, так не говорили царские генералы, и оттого лица у царских солдат
были каменные.
И я всматриваюсь в эти лица и неупускающие глаза со своей мыслью, со
своей остротой. Сотни лет вбивали царя в голову народа, а вот в этих
Советская власть внедрилась в два года, и уж не отдерешь. Да, это армия
победы.
Да ведь все это, скажут, субъективно: одному кажутся лица
сознат



Назад