0e405ce2     

Сергачева Юлия - Кровь Драконов



ЮЛИЯ СЕРГАЧЕВА
КРОВЬ ДРАКОНОВ
Аннотация
События в Городе творятся странные: говорят о наступлении смутных времен, о появлении таинственного темного дракона; находят убитых людей…
Юный музыкант, сам того не ведая, разыскивает нечто способное изменить реальность навсегда. Столичный следователь, прозванный Охотником за драконами, расследует очередное убийство и знать ничего не хочет о драконах.

Зловещий монстр алчет настигнуть новую жертву в темноте городских улиц. В подземельях под Городом ждут своего часа те, кто надеется изменить мир поворотом Ключа. А горожане, как всегда, ищут виновных в своих бедах…
Чего желают драконы, не знает никто, но многие догадываются…
Только времени строить догадки осталось совсем мало.
Гений человека всегда одновременно и его рок.
С. Цвейг
- Говори, что хочешь, - злобно сказал дракон. - Сотрясай воздух несвежими, вялыми словами, словами, словами. Но мы с тобой жили друг в друге, мы ощущали и думали вместе, и ни один из нас не освободится от другого до конца этой жизни.
М. Суэнвик. «Дочь железного дракона»
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.
Другие дороги, другие дни…
Поднимался ветер. Злой, сырой, пронизывающий насквозь…
Ветер беспощадно разогнал по небу клочья облаков, наотмашь сек стонущие деревья, баламутил речную воду. Он сдул пыль с созвездий, и они сияли холодно, чисто и отрешенно в невообразимой дали. Им не было дела до двух человеческих фигурок, скорчившихся на придорожном валуне.
- Ничего, - деланно бодрым, юношеским голосом молвила одна из фигур, та, что повыше и покрепче. - Скоро будем дома. Там тепло и сухо. Потерпи немного…
- Ты думаешь, они примут нас? - устало отозвалась другая фигурка девичьим голоском.
- Конечно, примут! - немедленно ответил юноша, но даже доверчивая слушательница, склонившаяся к его плечу, услышала плохо скрытое сомнение в тоне прозвучавшего заверения. Юноша понял это и торопливо добавил: - Отец, конечно, придет в бешенство, но и он не посмеет выгнать нас, пока ты… Теперь уже все равно ничего нельзя поделать, - закончил юноша безнадежно.
- Да, - эхом отозвалась девушка. - Нельзя… Хотя я пробовала, честное слово, пробовала!
- Тихо, тихо… - зашептал юноша, баюкая встревоженную спутницу в объятиях. - Я знаю, глупая… Все будет хорошо отныне.
- Чего ж хорошего, - рассудительно отозвалась девушка. - Если твоя семья не простит тебя и не примет нас, что мы станем делать?
- Что я - калека? - искренне возмутился юноша. - Найду работу, я многое умею. И плотник я хороший, и столяр, и краснодеревщик сносный… А нет, так наймусь к кому-нибудь в работники, как раньше.

Нам до тепла продержаться, а там… - Юноша закинул лицо к небесам, разглядывая равнодушные звезды, и радуясь тому, что девушка не видит его выражения. Лицо всегда было его бедой, ибо слишком откровенно прорисовывало хозяйские думы.
- Замерзла? - наконец участливо спросил он, почувствовав, как дрожит его подруга. - Давай-ка, я за хворостом схожу, костер разведем…
- Что ты! - испугалась девушка. - Здесь нельзя… Да и не замерзла я вовсе, - поспешно запротестовала она, заметив, как нахмурился юноша. - Просто страшно мне.
- Чего ты боишься? Я ли тебе не защита и опора, раз дал клятву? До самой смерти… Я зубами перегрызу горло любому, кто посмеет недобро посмотреть на тебя…
- Даже собственному отцу?
Юноша умолк, тяжко вздохнул, словно силясь потягаться с ветром, а потом сердито добавил:
- Если они не примут тебя, то знать я их больше не хочу! Ты моя законная жена, мы венчаны, мы честны перед Хранящим, всем миром и светом, я тво



Назад