0e405ce2     

Сергеев Иннокентий - Библиотека



Иннокентий А. Сергеев
Б И Б Л И О Т Е К А
В ТРЁХ КНИГАХ С ЭПИЛОГОМ И ОГЛАВЛЕНИЕМ
- Кто этот человек на побережье?
- Это я.
- Но ведь вы же здесь!
- Напротив, это вы - там.
Е. А. Зотенберг
"Некоторые замечания об устройстве Библиотеки"
КНИГА ПЕРВАЯ
в которой содержатся сведения секретные, сведения
обрывочные, а также описание Конца Света, рассказ
об убийстве, которого не было, рассуждения о мировых
религиях, о возможных последствиях экологической
катастрофы, а также о том, кого следует считать человеком
серьёзным, сообщается об оригинальном способе
времяисчисления и о многом другом
Глава первая
ночная лампа в окне холодного приюта больной бабочки. Зачем
она здесь? Разве ночь - продолжение дня?
Что я мог им сказать? Растерянный, одинокий, в чужом городе, названия
которого я даже не знал, оказавшись здесь столь нелепым образом, что едва
ли кто-нибудь из них смог бы всерьёз поверить мне, когда бы я рассказал
ему правду, да и кто поверит подозрительному незнакомцу, который стучится
среди ночи в дверь, умоляя открыть, а ветер, грохоча жестью, почти
заглушает его голос, и вот он кричит и путано и бессвязно пытается
объяснить что-то, лепечет, а лицо его даже нельзя разглядеть из-за вьюги,
и она уже стёрла следы его, и невозможно проверить, откуда он пришёл, и
так ли это всё, как он говорит. Кто же поверит нездешнему, взывающему у
закрытых дверей, когда вокруг ночь, и кричи - не услышат!
Что ему нужно?
Кто он, зачем он пришёл?
Что я мог рассказать им! Что я мог сделать для того, чтобы мне поверили
эти люди, до которых при свете дня мне не было никакого дела, такие же как
те, кого я даже не замечал, когда выходил из дома, чтобы купить хлеба или
молока, люди, которых бы я тут же забыл, доведись мне только выбраться
отсюда. Разве вспомнил бы я о них когда-нибудь? Разве я когда-нибудь их
замечал? Что же я мог сделать теперь, чтобы они мне поверили, когда
замерзающий, едва держась на ногах от усталости, один в чужом городе,
затонувшем на дне Ночи Зимы, я кричал, силясь перекричать ветер, а снег
лепил мне в лицо, что я кричал им?
Никто не отворил дверь.
Никто из них не открыл мне дверь.
Да и если бы кто-нибудь сделал это, из любопытства или, спросонья не
успев поразмыслить, открыл бы мне и спросил меня, кто я, что мне нужно,
зачем я пришёл к нему, что бы я мог ответить?
Что я мог рассказать ему?
Что я мог рассказать им...
Оказался я здесь случайно, даже как-то нелепо - просто отстал от поезда.
Побежал на станцию, стал искать начальника, диспетчера, кассира,
дворника, хоть кого-нибудь!.. Я не нашёл начальника станции.
Кабинет его был закрыт, коридоры были безлюдны, вокзал был пуст. Свет
нигде не горел.
Киоски, буфет, камера хранения - всё было закрыто. И даже автоматы
газированной воды были почему-то отключены.
Я был один.
Гулкая тишина пустого, мёртвого здания окружала меня.
Был второй час ночи.
Было холодно, даже здесь, в здании вокзала, меня знобило. На платформе
всё было невнятно из-за снега, фонари, ветер, хлопали двери. Мело.
Я не заметил, как моя рука извлекла сигарету. Я закурил.
Я подумал: "Ну вот и конец. Долго я не продержусь. Конец".
Нелепость.
Ерунда какая-то.
Как это может быть, чтобы никого не было.
Да что же это в самом деле.
Бред.
Я докуривал третью сигарету.
Вокруг было всё так же тихо, хлопали двери. За стенами выл ветер.
Я выбросил окурок и отправился искать людей.
Я должен был найти хоть кого-нибудь, так не бывает, нет, этого не может
быть, они где-нибудь близко



Назад