0e405ce2     

Сергеев Иннокентий - Дворец Малинового Солнца



Иннокентий А. Сергеев
Дворец малинового солнца
* * *
- Скарамуш, негодник ты эдакий, что за талмуд ты принёс! Полюбуйтесь,
стоит с ним как какой-нибудь схоласт, согбенный весомостью своих познаний!
Где ты отыскал почтенный сей фолиант?
- Ваше величество, эта рукопись лежала на столе в библиотеке, и...
- Ты уже прочитал её?
- Ваше величество! Неужели вы могли заподозрить меня в том, что я принесу
вам блюдо, не попробовав его прежде сам? А вдруг там какой-нибудь яд?
- И что же? Ты убедился в том, что яда в нём нет, и теперь вознамерился
уморить меня многочасовым чтением?
- О нет, ваше величество! Разве осмелился бы я позволить себе такую
роскошь как ваше терпение... столь долго.
- Так что же?
- Я заложил некоторые места в книге закладками так, чтобы не изменив в
ней ни единой строчки, тем не менее, сделать её в четыре раза короче.
- Скарамуш, да ты, оказывается, умён?
- Да я и сам не знаю, ваше величество. Иногда кажется, что умён, а другой
раз посмотрю на себя со стороны, и не могу понять, я ли это, или мне это
только снится...
- Назначаю тебя магистром наук! Только вот каких... Неважно. Там
придумаю. Начинай же. Начинайте... магистр!
Скарамуш раскрыл книгу на первой закладке и начал читать.
* * *
"...Странники - это вовсе не то что путешественники, которые отправляются
в путь лишь в надежде на выгоду, и предпочли бы остаться дома, когда бы
возможно было приобрести то, что они предполагают приобрести в
путешествии, не отправляясь в него и тем самым не обременяя себя
неизбежными неудобствами и не подвергая риску своё состояние, а то и самою
жизнь. Для чего же они странствуют? Одни делают это для того, чтобы
убедиться, что лучше того места, где они родились и выросли, нет на свете,
и с радостью возвращаются домой и греют ноги у своего камина. Другие,
напротив, ещё только ищут такое место, где бы они могли построить для себя
дом с камином, чтобы не помышляя уже ни о чём более, греть ноги у его
очага. Разумеется, они желают, чтобы это было наилучшее место в мире.
Я видел много чудесных мест, несколько великолепных, одно или два
превосходных во всех отношениях. Я останавливался, осматривался,
разговаривал с местными жителями, восторгался, иногда с умилением,
отдыхал, веселился или грустил - - и снова отправлялся в путь, нигде не
оставаясь подолгу. Но почему же? - - Мне становилось скучно. То, что
очаровывает при первой встрече, утомляет при ежедневных визитах, становясь
в лучшем случае незаметным, а в худшем - досадным. Нужно очень любить
человека или быть с ним связанным неразрывно, чтобы терпеть его долгое
пребывание в своём доме, когда же он надоедает настолько, что становится
непереносим, вы выгоняете его, или... уходите сами.
... Если бы люди лишились возможности повторять и повторяться, они должны
бы были безмолвствовать или говорить очень немного. Это было бы прекрасно,
когда бы не опасность, что они вовсе разучатся говорить..."
"Я поднимался по улице. День был ветреный, и идти было тяжело, так что я,
никогда не отличавшийся выносливостью, скоро утомился и стал чаще
оглядываться по сторонам, так как город этот был мне незнаком, и среди
жителей его не было никого, кого бы я знал в лицо или по имени, и я не
знал, где я найду ночлег. Денег же при мне было столь мало, что я, не
задумываясь, истратил их все, купив приглянувшуюся мне безделушку -
фарфоровую фигурку сатира, играющего на свирели.
- Что ни говори, а я хоть сейчас обменял бы свои подошвы на такие вот
копытца,- сказал я сам



Назад