0e405ce2     

Сергеев Иннокентий - Господин Федра



Иннокентий А. Сергеев
Господин Федра
Они прячут свои цветы за спинками кресел,
дожидаясь, когда ты умрёшь перед ними на
сцене, сыграв свою роль до конца. И тогда
они принесут тебе эти цветы.
1
Красное пятно на халате белого цвета. В конце коридора свет.
Сползаются тени, потолок сводами уходит в темноту подвального холода.
Под воздействием алкоголя.
Он взошёл на вершину сугроба и упал, наряженный в синий костюм
диковинного персонажа оперы.
И не спел.
Я танцую на синем снегу танец красной наложницы,
за равниной голубых сугробов встаёт зимнее солнце, и наложница короля птиц
танцует на снегу танец смерти...
затерянные путники в снежной ночи тянут руки к костру
в пещере палатки...
И все они замёрзли.
И я проснулся под сводами тёмных. Потолков.
И должен играть эту роль.
Я сплю,
мне не дают спать.
Для чего эти виселицы, и я на пустых подмостках,
этот шум моря.
Этот шум моря!
Дайте мне умереть сейчас! Не оставляйте меня одного!..
я плачу...
я играю роль, я плачу,
я плачу за всех,
запах ваших цветов, увядающих из-за задержки рейса
встречают нас встречают
задержки рейса
нас
задержки рейса ветер задержки рейса, что же это...
красное пятно на снегу.
Я лучшая Федра в этой части Вселенной.
Я снят на видеокамеры.
И пусть ваши цветы увядают в чьих-нибудь комнатах, не увидев, что я -
Федра,
пусть ваши цветы
Я
Федра!
Я стою на снегу, потому что теперь зима, и кроме снега нет ничего, вокруг
пусто и ветер,
холодно, потому что зима,
а я в этих странных одеждах солнечной,- её называют солнечной,- Греции.
Солнце слепит глаза,
сухой воздух, морозный, и
в странных одеждах посреди снежного поля... Далёкое зимнее солнце...
Я повторяю слова каждый вечер, почти каждый вечер,
и каждый день на репетиции,
когда я - Федра, нет! Когда Федра - я.
Нельзя быть таким. Нельзя быть таким как я.
И нельзя жить в стране, где зима - обычное время года, и так холодно,
нельзя, если ты родился в Греции.
Или как
я
Где?
Или как я.
Где я родился. В справках пишут всякую ерунду,
в газетах, в книгах, по телевизору, у меня нет телевизора. Пишут всякую
ерунду.
Я люблю говорить, когда каждое слово
отдельно.
Сначала я учился тому, что никому не нужно. Потом я взошёл на ступень
выше и учился делать то, что было нужно мне. Чтобы, взойдя ещё на ступень,
учиться делать то, что нужно тем, кому ничего не нужно.
Тем, другим, кто прячется в темноте зала, зрительного зала театра,
в тени колоннады храма, где мы венчаемся,
я венчаюсь.
Они обступили как своды потолков в этой холодной стране, где зимой
поклоняются очагу, а летом тупеют.
Я родился здесь.
В этой стране, чтобы, облачившись в холодные ткани, стоять по щиколотку в
снегу, созывая зрителей на свой бенефис.
Можно убить себя или кого-нибудь ещё, но нельзя раздеться, только не
теперь.
Я каждый раз говорил себе: "Только не теперь".
Я всё равно не смог бы изменить себя.
Я родился.
И я никогда не смог бы изменить себя.
Хитрая бестия, я желал только того, что.............. я никогда не желал
того, чего я не мог.
Я хочу его.
Я, Федра.
растирают грязь на полу
2
Женщины стряхивают с собачек снег и озабоченно смотрят по сторонам на
других женщин, которые стряхивают со своих собачек снег и щёлкают
замочками сумочек. Достают носовые платки.
В проходах хлюпающими тряпками на швабрах растирают грязь и недовольно
бормочут.
Бинокли запотели.
Стёкла медленно оттаивают, бациллы кашля в душном от испарений воздухе.
Стойкий запах духов, женщины выглядят заплаканными.
Они



Назад