0e405ce2     

Сергеев Иннокентий - Мария



Иннокентий Сергеев
Мария
Я прислонил велосипед к фонарю и подошел к киоску.
- Чулки, пожалуйста, - хрипло сказал я, протягивая деньги. - Вот эти.
- Для мамы? - добродушно осведомилась киоскерша. Я кивнул и стал
откашливаться.
- Здесь ровно?
Она протянула мне картонную коробку. Я еще раз кивнул и сунул добычу в
карман.
Оттолкнулся от бордюра и покатил вниз по улице.
Повернул к дому. Остановился у мусорной урны, вытащил нейлоновый
комочек и спрятал его в кармане, а коробку выбросил.
Подъехал к дому. Открыл дверь подъезда, другой рукой удерживая
велосипед. Затащил его на второй этаж, открыл ключом дверь и убедился, что
дома никого нет. Велосипед оставил в прихожей. Подошел к шифоньеру. Я знал,
где они лежат. Я достал их, а новые сложил так же и положил на их место.
Задвинул полку и затворил скрипучую дверцу. В комнатах везде было солнце.
"Теперь все", - прошептал я.
Перед тем как заснуть, я прятал его под подушку, сжимал в пальцах, мял
комочек теплый, упругий. И засыпал.
Обычно я сворачивал на перекрестке, там всегда было тихо. Можно было
свернуть во двор и в другом месте - там, где была моя музыкальная школа, -
или чуть дальше - там, где поликлиника, - но все равно пришлось бы выезжать
на бульвар, вдоль ограды школьного сада. Напрямую проехать было нельзя.
Дальше по бульвару, мимо школы, въехать под арку, налево, обогнуть
палисадник и прямо к подъезду. И может случиться так, что на скамейке под
акацией будет сидеть женщина и читать книжку, одной рукой качая коляску.
Когда я пришел из школы, Мария сидела и разглядывала мои фотографии.
Она захлопнула альбом, но тут же рассмеялась и снова открыла.
- На тебя любуюсь.
Я-то мог бы на нее любоваться хоть круглые сутки. И почему ты должна
уходить на свою дурацкую работу! Зачем же я, по-твоему, институт
заканчивала?
- Не знаю, - признался я.
А я пришел пораньше.
- Чудесно. Вместе пообедаем.
Когда у тебя кончаются занятия?
- Сегодня последний день.
И все? Больше не будет? Каникулы. Как яблони цветут, одуреть можно от
запаха. Лето.
Душистая прохлада сквозняка. Солнечные пятна на столе, на полу, на
стенах.
- Это тебе. У нас в буфете купил. Миндаль в шоколаде.
Ты ведь любишь?
- Ой, спасибо.
Я знаю, она его ужасно любит. Она подозрительно посмотрела на меня.
- Опять экономил на завтраках?
- Я по утрам есть не хочу.
- Ладно, поделим пополам.
- Возьми с собой на работу. Я им объелся уже.
Так я тебе и поверила. Она высыпала пакетик в конфетницу. Мне нравится,
как она вскрывает пакеты - надкусывая их зубами.
- Ну давай в темпе. А то мне уходить скоро.
С завтрашнего дня я в отпуске.
Вот это я понимаю! Целыми днями будем вместе. Ну просто праздник. Надо
отметить как-нибудь.
- Непременно.
- Давай сходим сегодня в кино?
В кино? А что у нас идет?
- Со вчерашнего дня "АББА".
- Сходим. Возьмем с собой Лиду?
- Обойдемся вдвоем.
- А ты не стесняешься с мамой идти?
Ну вот еще придумаешь. Это с такой-то женщиной!
Она смеется. Мне нравится, как она смеется, хочется смеяться вместе с
ней.
- И почему тыу меня не такой как все?
Но ведь и ты не такая как все.
- Разве это плохо?
- Это замечательно, - шепчет она, целуя меня. - Ну все. Пока.
Вот ее шаги вниз по лестнице, дальше. Я выхожу на балкон и смотрю, как
она идет через двор. У нее шикарная походка.
Я возвращаюсь в комнату. Завожу "Лед Зеппелин" - не могу без музыки.
Потом сбрасываю брюки, достаю из ящика стола чулки и надеваю их. Разглядываю
свои ноги в зеркале. Ладно, увлекаться тоже не стоит.



Назад