0e405ce2     

Сёмкин Кирилл - Маше



Сёмкин Кирилл
Маше
Мы выходим на московский проспект.
Радость переполняет, и мы прибавляем шаг.
Ярко светящие фонари, красивые витрины, прохладный
воздух в лицо. Hа секунду понимаешь: это именно то, ради
чего живешь! В ушах звенит музыка, мы двигаемся в ритм по
направлению жизни! Все вокруг меняется очень быстро,
прекрасные картинки простого человеческого бытия возникают
и исчезают, оставляя на душе щемящее чувство свободы.
Иногда мы касаемся друг друга, я беру тебя за руку,
чувствую твой обворожительный взгляд, и мы снова расстаемся
на некоторое время, чтобы случайно не задеть, не толкнуть,
не потревожить людей вокруг.
Ты перепрыгиваешь маленькие лужи и еле заметные
трещины на асфальте, заливаясь очаровательным смехом.
Сегодня и всегда ты само совершенство. А кто мог знать еще
пару недель назад, что все так сложится. Кто мог знать, что
за этими карими глазами скрывается такое богатство?
Я пытаюсь догнать тебя, но не могу, так как ты вдруг
опять срываешься с места и бежишь, по привычке поправляя
синий берет.
Ты появилась в моей жизни именно тогда, когда я
отчаялся; отчаялся что-либо понять и что-либо найти. Мое
разочарование не знало предела, мой физический и моральный
потенциал равнялся нулю. Я уже слишком давно не проявлял
какой-то инициативы, зная по печальному опыту, что это не
принесет ничего хорошего. Боже, я уже почти понимал, что
могу сойти с ума от того образа жизни, в который
погрузился. Ведь стоять на месте во всем для человека моего
склада не выносимо.
Людей становится все больше.
Внезапно мы чувствуем запах свежих горячих
бутербродов. Hаши глаза вновь встречаются и приходят к
согласию. Мы на минутку останавливаемся, покупаем мягкие,
еще горячие бутерброды, залитые томатным соусом, и вновь
срываемся с места. Как безумные мы продолжаем свой путь
подгоняемые любовью.
Тот день навсегда останется в моей памяти. Я случайно
подошел к книжному развалу, стал рассеяно, хаотично брать
и рассматривать книги. Я не ожидал найти что-либо
интересное и новое, так как вчера просмотрел все очень
тщательно с моим непонятным упорством и азартом. Я
переходил от латка к латку, пытаясь просто убить время, как
вдруг заметил то, что давно искал: книгу по философии
серебряного века. Hо в тот же момент ее взяли чьи-то
хрупкие руки, я поморщилась, и встал рядом в ожидании
водворения книги на место, но человек достал деньги,
заплатил за книгу и убрал ее в сумку. Только тогда я
взглянул на того, кто так бесцеремонно отобрал у меня
единственное утешение. Ее лицо, полное собственного
превосходства, поразили меня в первые же секунды.
Теперь мы попали в самую гущу событий. Приходится
сбросить темп и прижаться к друг другу, чтобы не
потеряться. Пестрота сменяющихся картин перед глазами
одновременно пугает своей скоростью и завораживает. Во рту
все горит от острого соуса, и я останавливаюсь купить воды.
Уже тогда я все знал. Я схватил незнакомку за рукав и
начал что-то говорить. Говорить слова практически
несвязанные между собой, но она понимала меня. Понимала! И
ее глаза улыбались мне. Затем дверь ее подъезда, номер
телефона на кусочке бумаге, первый мой звонок утром
следующего дня, первое осознанное свидание, первый поцелуй.
Во всех этих со стороны банальных вещах я находил
исцеление, исцеление от той страшной меланхолии, что мучила
меня. Ко мне возвращались силы и вдохновение.
Силы практически на исходе. Мы начинаем уставать от
постоянного гула машин и людей вокруг. Крепко сжимая наши
руки,



Назад